Previous Entry Share Next Entry
ПРИЕМНЫЕ ДЕТИ, ПЕРЕЖИВШИЕ СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ
sdai_pedofila
Приемные дети — неудобные дети. Это так. К сожалению, так. Эти дети неудобны везде: в школе, в садике, в семье, для многих из родственников. Они неудобны, потому что ведут себя таким «неудобным» для большинства способом. Когда они приходят в приемную семью, начинают свой новый жизненный этап, часто с такими детками очень сложно справиться, причем независимо от возраста.

Приемные родители часто спрашивают, какого возраста детей лучше брать в семью. Думаю, что однозначного ответа нет. Для каждого возраста есть свои индивидуальные потребности, есть свои проблемы. Но многое зависит от того опыта, который стоит за плечами этих детей.

А опыт, честно говоря, очень нелегкий, даже можно сказать, печальный. Иногда дети, которые становятся приемными или усыновленными, прошли в жизни столько испытаний, сколько не уложится за всю судьбу взрослого человека. Это и жестокое обращение, и пренебрежение потребностями, и насилие разного рода, в том числе сексуальное.

0_10be9f_247cf13c_XL.jpeg

1.1

1.3

2 ПЛАЧЕТ ДЕВОЧКА

Насилие над детьми — закрытая тема

В нашей стране тема сексуального насилия над детьми — закрытая тема. От нее отмахиваются, пытаются не замечать, в общем, все делают вид, что такого явления нет. Но на самом деле масштабы этого явления просто поражают.

Я разговаривала со многими приемными детьми, которые пострадали от сексуального насилия в детских учреждениях, а также с теми, кто был жертвой насилия близкими родственниками. Приемные мамы и папы, узнавая от детей то, что им пришлось пережить, не могут поверить, что такое возможно. Можно только догадываться, что чувствует приемный папа, который узнал от своего 5-летнего ребенка о насилии над ним в детском доме со стороны старших детей. На нашей встрече мужчина с трудом сдерживает слезы и спрашивает у меня, как у психолога, что теперь делать, как жить теперь с этим мальчугану. Он с надеждой задает вопрос о том, насколько сильно эта травма может повлиять на жизнь ребенка, сможет ли он забыть о ней когда-либо.

Приемные родители часто замечают так называемое сексуализированное поведение у своих ребят. Дети разного возраста, подростки и малыши, демонстрируют такие способы взаимодействия с другими детьми или с игрушками, которые нельзя перепутать ни с каким другим поведением. Девочки и мальчики говорят или играют в такие игры, которые в их возрасте невозможно придумать, не став свидетелем или жертвой преступления — насилия над ребенком.

Сексуальное насилие — это любой способ удовлетворения взрослым своих сексуальных потребностей за счет ребенка. Оно может быть контактное, когда взрослый дотрагивается до ребенка с определенной целью или даже с проникновением. Но также это и наблюдение за людьми, удовлетворяющими свои сексуальные потребности. Сексуализированная среда, когда родители или другие взрослые совершают развратные действия в присутствии малыша, — это тоже сексуальное насилие. Таких вариаций множество.

Несозревшая психика малыша, которая не готова принять того, что возможно только между взрослыми людьми, подвергается очень сильной травме. Эта травма влияет на все сферы личности ребенка: на интеллектуальную, эмоциональную, социальную. Проявиться это может только одним способом – в поведении.

Как может чувствовать себя девочка, которая была свидетельницей многочисленных сексуальных взаимоотношений своей мамы с разными мужчинами? С какими чувствами живут дети, которые вместо мультиков смотрели порнографические фильмы, так как в запасе родителей не было никаких других видеозаписей?

Конечно же, представление о мире, о взрослых, о взаимоотношениях у таких детей нарушены. Чувство безопасности, которое должен дарить самый близкий человек — мама или папа, у таких детей отсутствует. Если папа насиловал свою дочь, которая боялась сказать об этом маме, то велика вероятность того, что такой ребенок очень не скоро сможет считать всех взрослых теми, кто защитит и не причинит ему новой боли.

Чувство страха, недоверия, бессилия — это то, что чувствуют дети, пережившие сексуальное насилие. Усугубиться положение может, если ребенок при этом получил удовольствие. Ведь никто не отменял эрогенные зоны, в том числе у детей. С ними малыш рождается. И тогда у ребенка появляется чувство вины и стыда за то, что с ним произошло.

Дети ни в чем не виноваты

Нужно сразу поставить все точки над «і». Жертва насилия никогда не виновата в том, что произошло. Как бы насильник ни говорил о том, что «она сама хотела» или «она провоцировала» или «ему же понравилось», ребенок никогда не должен разделять вину вместе со взрослым. Именно взрослый всегда выбирает — поступать ему так по отношению к ребенку или не поступать. Именно взрослый, а не ребенок, может это сделать или не сделать. У ребенка выбора нет, потому что ребенок от взрослого ищет любви, заботы, внимания. И это может стать ловушкой для ребенка во взаимоотношениях со взрослыми людьми, особенно для детей-сирот из детских учреждений, которые не знакомы с разными проявлениями любви. Не случайно, интернатские дети так часто становятся жертвой насилия. В поисках любви и заботы со стороны взрослого, они готовы стать сексуальной утехой для старшего человека, лишь бы почувствовать эту «любовь» к себе.

О перенесенной травме ребенок вряд ли расскажет приемным родителям быстро. Не стоит думать, что малыш или подросток, попав в теплую и дружескую обстановку, сразу оттает душой и будет откровенно рассказывать о своих прошлых бедах. Не думайте, что ребенок, увидев или услышав о нормах достойного поведения в новой семье, сразу же их примет и станет их придерживаться. Пройдет много времени, прежде чем малыш сможет поверить и научиться доверять взрослым, ведь его уже не раз предавали. А до этого он будет демонстрировать не понятное и не удобное для взрослых поведение.

Что может быть признаком того, что ребенок пережил сексуальное насилие? Симптомов несколько. Это так называемое сексуализированное поведение — игры, в которых ребенок использует игрушки, выполняющие неоднозначные движения, имитируют, например, половой акт. Или если ребенок привлекает в такие игры других детей или демонстрирует такие движения с игрушками, например мягкими. Указывать на насилие могут рисунки с явными особенностями, которые ребенок не может знать в силу своего возрастного развития. Например, хорошо прорисованные половые органы у людей, разные символы, которые являются символами половых органов, или другие рисунки, которые могут красноречиво говорить о том, что ребенок наблюдал или был участником сексуальных действий. Некоторые из них могут распознать только специалисты. Свидетельством того, что ребенок стал жертвой насилия, могут быть неоднозначные приставания ко взрослым, провоцирование новых родителей, как бы «заигрывания», навязчивая мастурбация или другие способы успокаивания себя. Хотя это не всегда может служить свидетельством именно насилия. Это может указывать на другие признаки неудовлетворенных потребностей ребенка.

О причиненном сексуальном насилии могут свидетельствовать ночные кошмары у детей, размазывание испражнений, энурез или если ребенок намеренно мочится мимо унитаза. Все это симптомы перенесенной травмы.

Чаще всего дети попадают в семью с комплексной травмой. И поэтому трудно отделить, где последствия одной, а где другой травмы. Понятно, что ребята, которые были изъяты из семьи, перенесли множество сложных моментов в жизни, таких как неудовлетворение потребностей в пище, тепле, любви, внимании. Травмы жестокого обращения и сексуального насилия в том числе.

Одной из проблем, с которыми я столкнулась, работая с приемными родителями, являются те чувства, которые они переживают в связи с этим.

С моей точки зрения, самое ужасное — это когда ребенка осознанно, а чаще подсознательно, делают виноватым в этой трагедии. И, соответственно, новый родитель чувствует к такому ребенку разные неприятные чувства. Это может быть брезгливость, неприятие, осуждение. В одной приемной семье меня поразило то, что родители постоянно называли девочку «развращенная», даже не замечая этого. Девочку-подростка, которая имела за плечами опыт неоднократного насилия над собой в детском доме со стороны взрослых людей. Тяжелее всего принять для родителей тот факт, что девочка могла от этого получить удовольствие и что в качестве одного из способов проявления своей любви к другим она выбирала не совсем типичное для этого возраста поведение по отношению к другим ребятам или взрослым людям, поэтому искала такие отношения. И не ее вина, а именно взрослых людей в том, что они не останавливались перед искушением «порадовать себя» 11–12-летним ребенком.

Нужно понимать, что дети, лишенные ласки и внимания со стороны родителей или других взрослых, ищут замену. Для них такой суррогат любви становится нормальным и единственным способом быть нужными, получать телесный контакт, а он необходим детям, как воздух. Поэтому, попадая в другой мир, где это не норма, они не подозревают о том, что взрослые могут обнимать по-другому, проявлять ласку в иной манере. И этому нужно их учить, показывать, что бывает иначе, как можно и как нельзя прикасаться к детям, как дотрагиваться до их тела позволительно и как недопустимо. При этом важно не осуждать таких детей за их прошлый опыт и нынешнее поведение не только вербально, но и своим видом – невербально. А это сложно. Потому что непонятно.

Для нашего общества тема детского насилия недоступна еще и по той причине, что в это трудно поверить людям, которые не имели в своей жизни опыта соприкосновения с этой проблемой. В нашем менталитете часто верят больше насильникам, чем детям, скрывая преступление, обвиняя жертву. Особенно если внешне такой взрослый человек никогда не проявлял себя как преступник, а наоборот — слыл примерным гражданином.

Помогите ребенку преодолеть психологическую травму

Только в семье ребенок может научиться доверию к взрослым, а значит — к миру вообще. Хочу сказать, что не всем детям это удается сделать в новой даже очень благополучной семье. Это зависит не только от родителей, но и от детской психики, от того, насколько она может справиться с травмами, и еще ряда факторов. Это огромная работа для приемных родителей, опекунов, усыновителей. Труд, который требует терпения, понимания, желания восстановить ребенка. Нужно учесть, что ребенок может своим поведением неоднократно провоцировать приемного родителя, проверяя, насколько он достоин доверия, может ли ребенок быть в безопасности со взрослыми, не отдадут ли его после какого-то неправильного поведения в интернат или другим родителям.

Папам и мамам нужно работать и со своими чувствами, стараться контролировать их. Не вживаться в роль судьи или обвинителя. Еще очень важно не проявлять себя беспомощным или обиженным родителем. Кстати говоря, если взрослый демонстрирует обиженность, ждет от ребенка, что он будет постоянно извиняться за свое поведение, благодарить родителей за то, что они его пожалели и взяли к себе, вряд ли это будет способствовать здоровым отношениям.

Ребенок должен видеть возле себя властную заботу. То есть, взрослого, который берет на себя ответственность, ставит ограничения, но при этом понимает, любит и принимает дочь или сына вместе с его прошлым, в котором виноват точно не ребенок. Используя психологические защиты в форме отрицания, обмана, забывания трагических ситуаций, манипулирования и тому подобного, мальчики и девочки научились выживать в том своем прошлом. Защита помогла им выжить, справиться с ситуациями и дойти до своего нового жизненного этапа — приемной семьи. И, конечно, далеко не сразу ребенок, попавший в семью, откажется от привычных форм взаимодействия. Это случится лишь тогда, когда он почувствует, что здесь безопасно и можно расслабиться.

Исправлять «неудобных» детей — дело неблагодарное. Обязательно нужно помнить, что дети не рождаются плохими, капризными, ворами или лгунами. Это все они приобретают в жизни. Если видеть в ребенке то хорошее, что есть, что может быть спрятано под огромным слоем трудного, с точки зрения взрослых, поведения, тогда процесс реабилитации детей пойдет гораздо быстрее. Потихоньку, как капуста, по листочку, ребенок начнет снимать с себя защитные слои. И со временем мы сможем увидеть его настоящего.

Телесные раны после увечий и травм заживают. Но, к сожалению, не все могут зажить полностью. Некоторые оставляют след на теле в виде рубцов или шрамов, некоторые вообще не оставляют следа. Душевные травмы затягиваются гораздо сложнее. Они могут напоминать о себе в виде поведения, соматических проявлений (болезней разного рода), могут приходить в виде ночных кошмаров или депрессивных состояний. Но большинство ран детской души все-таки удается заживить с помощью профессиональной помощи специалистов, с помощью живительной силы семейного тепла. Главное, чтобы ребенок начал доверять взрослым и знал, что мир предсказуем и не опасен. И что он сам когда-нибудь сможет стать родителем, который не обидит своего ребенка и не бросит его.

Автор: Марианна Лапина, семейный психолог

http://pedofilov.net/tips-for-parents/priemnye-deti-perezhivshie-seksualnoe-nasilie/


?

Log in

No account? Create an account