Previous Entry Share Next Entry
Грязное дело
sdai_pedofila
Грязное дело

Отвратительное преступление против половой неприкосновенности ребенка в республике Ингушетия расследуется крайне странными методами, направленными на затягивание процесса и увод педофилов от ответственности - такое мнение сложилось после изучения материалов дела.
Бывают случаи, заставляющие самого добродушного человека пожалеть о моратории на смертную казнь. А бывают происшествия за гранью добра и зла, и тогда смертная казнь представляется не только необходимой, но и недостаточной: воображение кровожадно подсказывает самые изощренные и мучительные пытки для виновного в издевательствах над детьми. И не всегда дело ограничивается одними лишь играми воображения. Пресса пестрит сообщениями о судах Линча над извращенцами, о деятельности полулегальных организаций, отлавливающих серийных педофилов и разбирающихся с ними по-своему. Тенденция налицо: самосудом общество отвечает на слабость закона и несправедливость законников. И это – морально здоровое общество.
Куда хуже, если болезнь загоняют внутрь. Попустительство, укрывательство, лицемерное отрицание гнусных тенденций способно морально растлить целый народ. Боюсь – честно, очень боюсь, - что именно это происходит последние годы в Ингушетии.

Поруганные и беззащитные

Эта история началась в сентябре 2009 года, когда жертве преступления было всего лишь 8 лет. Мы не будем называть ни фамилии, ни имени мальчика, и псевдоним ему придумывать тоже не будем. В Ингушетии и так все поголовно знают, о ком идет речь, хотя пресса ни полсловом не обмолвилась о происшествии. А всероссийская известность такого рода ребенку уж точно не нужна, и без нее мысли о самоубийстве все чаще посещают его хорошенькую голову.
Итак, просто мальчик. Симпатичный, веселый, добрый, талантливый. Мамина радость, надежда, свет в окне и будущий защитник. Других защитников у мамы нет, что редкость для кавказской женщины. Но так уж сложилось, что муж оставил ее, и она с сыном приехала в Карабулак из Чечни. Самая близкая родственница – сестра, уважаемый педагог с 20- летним стажем, бывшая директор школы. Тетя обожает племянника и после несчастья с ним, испытав сильнейший стресс, перенесла онкологическую операцию, но не оставила попыток добиться справедливости…
Мерзавцы выбрали жертву холодно-расчетливо: ребенок без отца и родственников-мужчин, из приезжей семьи, у которой нет нужных связей и сильных покровителей. Чужаки, хоть и живут по соседству, всего через три дома. Слабые и абсолютно, тотально беззащитные. Будь иначе, трусливая шайка уж как-нибудь обуздала бы свою противоестественную похоть. За насилие над ребенком его родные покарали бы их без суда и следствия. Здесь же бояться было некого…
Мальчика подкараулили одного, утащили в заброшенный нежилой дом на окраине города. Над 8-летним ребенком, по его утверждению, глумились три здоровых мужика - Абукар Полонкоев и его подельники Дакиев и Нагоев (двое последних уже не обвиняемые).
Почему ребенок ничего не рассказал маме в тот первый раз? Наверное, от вполне понятного стыда и страха. Просто не смог. Он и слов-то таких не знал… Униженный и запуганный, он промолчал, и первый раз не стал последним. Шайка принялась регулярно насиловать ребенка в извращенной форме, находя его повсюду, где бы он ни был - даже в школьном подвале, даже в Геленджике и Сочи, куда его увезли отдыхать, даже в неблизкой чеченской станице. Так продолжалось больше года. Мальчик каждый раз надеялся, что этот ужас больше не повторится, страшные дядьки отстанут от него. Когда же понял, что последнего раза не будет, набрался смелости и признался во всем маме.
Сейчас уже не докажешь, но есть сильнейшее подозрение, что ребенок молчал не только по естественным причинам. Судя по всему, он находился под воздействием препаратов: психотропных и гормональных. Мама порой замечала на его теле точки, похожие на следы инъекций, но сын каждый раз отговаривался – то комарик укусил, то пчела. Она привыкла верить сыну, и даже в страшном сне не могла бы увидеть того, что происходит в реальности. Но материнское сердце чувствовало неладное. Когда же в Сочи, зайдя в море, он сморщился от боли, и она увидела проколотые соски его детской груди, поняла: случилось страшное. Чудовищная правда вышла наружу.

Тайны следствия

Убитая горем мать бросилась в милицию. 17 сентября 2011 Полонкоев, Дакиев и Нагоев были задержаны по подозрению в совершении преступления против половой неприкосновенности малолетнего. Но дальше начались странности. В тот же день Дакиев и Нагоев были отпущены под подписку о невыезде. Обыски у них состоялись только на следующий день, как будто педофилам специально дали время избавиться от улик.
Мама и тетя мальчика уверены, что так оно и есть: дело сознательно разваливают. Достаточно сказать, что в течение семи месяцев не проводились назначенные комплексная сексолого-психолого-психиатрическая судебная экспертиза в НИИ им. Сербского и медицинская судебная экспертиза в ФГУ «Российский центр судебно медицинских экспертиз» Минздрава РФ. Ждали, когда окончательно исчезнут следы инъекций, биологического материала и характерные травмы? Но деформированные специфическим образом гортань и анус не исправить, и выводы экспертов однозначны: ребенок неоднократно подвергался грубому сексуальному насилию. При этом специалисты института имени Сербского установили, что сексуальная ориентация у мальчика не нарушена. То есть он остался маленьким мужчиной и не "полюбил" своих мучителей.
Тем временем вся республика зашепталась о том, что судить насильников не станут, больше того, выпустят и главного фигуранта, Полонкоева, которому вменялось 8 эпизодов насилия в отношении ребенка. Все дело в его звучной фамилии – такую же носит бизнесмен, миллионер и член Совета Федерации? Господин сенатор имеет большие политические амбиции и крайне не заинтересован в громком и грязном судебном процессе? А может быть просто не в курсе что творит его однофамилец, а, возможно, близкий родственник? А ингушское правосудие, и это не только мое глубокое убеждение, нынче управляемо. Мать просила передать дело на рассмотрение в любой другой регион, но тщетно.
Дальнейшие события лишь подтвердили правоту молвы: Полонкоеву не продлили срок пребывания под стражей. Женщины были в ужасе – насильник, которому официально предъявлено обвинение по ст.132 ч. 4 п. б УК РФ, живет неподалеку. Его настрадавшаяся жертва напугана настолько, что не ходит в школу, боится просто выйти на улицу. Есть опасность, что ребенок " исчезнет", что в Ингушетии не редкость. А «нет тела – нет дела».
Пером не описать, чего стоило двум слабым женщинам добиться пересмотра меры пресечения. Порою казалось, что они бьются в глухую стену, получая от местных правоохранителей лишь циничные отписки. Казалось, что их мучители купили всех и вся, от судей и журналистов до родного отца мальчика. Тетя мальчика ездила в Пятигорск, в православный храм, и там она, мусульманка, била земные поклоны пред чудотворной иконой, умоляя о справедливости.
Бог ли услышал ее молитвы, или аппарат правительства РФ проявил человечность, только оттуда, из аппарата, последовало требование к МВД, СК, Генпрокуратуре обеспечить соблюдение законности при проведении следственных действий. Особо подчеркивалось, что Президентом и правительством России уделяется особое внимание сложившейся криминогенной обстановке, требующей повышения эффективности мер противодействия поражающим своей жестокостью и вопиющей безнравственностью преступлениям, совершаемым против половой неприкосновенности детей, которые вызывают широкий резонанс в обществе. После этой отповеди заместитель генпрокурора РФ И. Сыдорук отменил решение судьи Верховного суда Ингушетии Оздоева Т. Г. от 15. 05.2012 г. об освобождении из-под стражи Полонкоева и счел его незаконным, необоснованным и немотивированным.
Но порок пока не наказан. Следствие третий год тащится черепашьими темпами, и исход дела, при всей его очевидности, неоднозначен. Женщинам и ребенку предстоит вынести еще много моральных страданий… Укрепи их, Боже!

Пляски на костях

Мне не дает покоя один вопрос: как такое стало возможным не где-нибудь, а в Ингушетии?!! Мне казалось, что я хорошо узнала эту республику и ее людей. Всегда восторгалась девственной чистотой не только природы, но и семейных, общественных отношений, которые сохранились благодаря крепким традициям. Каждый рожденный в Ингушетии - это такой сгусток энергии, силы, эмоциональности, темперамента, что сдержать этот вулкан, задать нужное направление извержению его лавы могут только незыблемо выполняемые правила, уклад, сложившийся из поколения в поколение.
Безусловно, выродки есть у каждого народа, но в Ингушетии им никогда не давали воли. Сорняки рода человеческого выпалывались бестрепетной рукой. А теперь что же, вековые устои нравственности рухнули? Мерзкое преступление против невинного ребенка того и гляди останется безнаказанным. И всем – все равно? Никто в Ингушетии не вступился за бедного мальчика и его мать. Помощь пришла из Москвы – от Павла Астахова, аппарата правительства, Генпрокуратуры. Не из Ингушетии, нет.
Сейчас в республике словно шлюзы открылись и потоки грязи хлынули: попирают традиции, убивают родителей, насилуют детей… Такова примета именно последних лет – и это не только мое глубокое убеждение.
А чему, собственно, удивляться, если власть республики сама потворствует нравственному распаду? Вот уж и флешмобы на могилах стали устраивать. Возле мемориала жертвам репрессий, - танцы, в Джейрахе – бои без правил. Когда власть демонстрирует, что для нее не свято то, что считалось святым с незапамятных времен, разлагается мораль народа, и негодяи не находят осуждения.
Скажете, что я преувеличиваю, сгущаю краски? Возможно. Очень хотелось бы, чтобы доказала это сама жизнь. На примере судебного дела о поруганном, искалеченном морально и физически маленьком мальчике.
И мы очень постараемся, чтобы у этой страшной истории состоялся, не скажу – хороший, о хорошем речи быть не может, - но справедливый финал. Мы будем следить за ходом следствия, за развитием событий и не отступимся, что бы ни случилось.

https://vk.com/sdai_pedofila?w=wall-62009447_12471


?

Log in

No account? Create an account